?

Log in

No account? Create an account
Габриель Лоуренс Леопольд Дьюпруа XIV
19 Ноябрь 2007 @ 16:28
Это читать надо с конца.
Просто ЖЖ не позволяет перевернуть страницу вверх ногами...
 
 
 
Габриель Лоуренс Леопольд Дьюпруа XIV
Как-то Лиза сказала мне фразу, которая мне запомнилась и очень понравилась: «Иногда я чувствую себя маленьким мурашиком, который работает, не покладая рук совсем один в этом огромном мире» - сказала она мне. Затем чуть-чуть помялась, посмотрела мне в глаза и добавила:
«И я счастлива».

Вся наша жизнь сплошной муравейник. Мы существуем в ней как зомби, вне зависимости от того, развиваемся или нет. Практически все. Практически все просыпаются утром, едят, идут на работу / в школу / университет, встречаются с друзьями, ведут так называемый «активный образ жизни». Практически все думают, что они-то как раз не стоят на месте и они-то как раз независимы, они – личности. Шиш с маслом! Только единицы не являются зомби – те, кто могут не есть, не спать, не работать… Все мы зомби. Только некоторые этого не осознают, некоторые не понимают, а некоторые не хотят понимать.

У меня в кошельке лежат буддийский оберег и презерватив. По-моему, они составляют очень хорошую пару.
К чему я это говорю? К тому, что оба они являются символом некой защиты… Оба они «оберегают» от поворотов жизни. Оба они «выравнивают» жизнь из чего-то меняющегося в что-то постоянное… Оба они делают нашу жизнь жизнью зомби.
Правда, не ясно ещё, стал бы зомби человек, который не пользуется презервативами… сложный вопрос… Не хочу думать об этом.
Тем более, что в моём возрасте презервативы уже не нужны. Он у меня действительно играет роль «оберега».
Значит в моём кошельке всё-таки лежат два оберега: оберег буддийский, придуманный ещё в чёртзнаеткакиедалёкие китайские времена и оберег современный, придуманный в 20 веке Незнаюкем…

Мы тут намедни разговаривали с этой… как её… С Ларой! Ничего хорошего. Она опять не хочет со мной разговаривать и знать меня… Боюсь, что она не захочет этого, даже когда Вы встретите в этом чёртовом дневнике, который я уже просто терпеть не могу, фразу «Вместо того чтобы топтаться на месте, вместо того, чтобы тратить своё время на бессмысленное чтение, вместо того, чтобы бегать как белка в колесе или сидеть за компьютером, посмотрите вверх и задумайтесь о том, кто вы».
Не надо только мне говорить, что я излишне пессимистично настроен… Лучше ответьте на вопрос: «Может ли быть будущее у людей, у которых нет настоящего?..» У нас с ней нет никакого настоящего…

Да и вообще, настоящего не существует… это всё лишь дымка и выдумка людей, иллюзия. Есть только прошлое. Вы не можете жить «настоящим»! Вдумайтесь в это! Как можно жить тем, что составляет меньше, чем 1/100 секунды. Никак! Вы думаете обычно, основываясь на том, что уже прошло. Вы размышляете прошлым. Вы что-то делаете, что, якобы, возымеет действие в будущем, однако реально принесёт пользу только тогда, когда оно пройдёт… Будущего человек не знает… обычный, смертный… не знает. Будущим человек управлять не может. Он может управлять только прошлым – невозможно контролировать то, что движется со скоростью, большей, чем скорость света. Невозможно управлять настоящим. Значит людям дано только одно: жить прошлым…
Вот я и живу... простите, существую. Меня нет, но я одновременно с этим есть: меня нет «сейчас», зато я есть в том, что называется «секунда назад».
Я – всё и ничто. Всё, так как вся моя жизнь – это я… вся моя жизнь – это моё прошлое. Ничто, так как ни сейчас, ни в будущем меня нет…

Более того… на самом деле… несмотря ни на что… кажется… я вижу…
Вы?..
Вы!..
Вы…
 
 
Габриель Лоуренс Леопольд Дьюпруа XIV
Скажите, боитесь ли Вы темноты?
Меня зовут Даруэл Лингстейн, и я – чертовски.
Когда был маленьким, вынужден был спать со светом и портить постельное бельё, боясь ночью до туалета дойти. Всё время образы чёрных рук и силуэтов преследовали.
Вот ведь было время! Время безответной веры в Бога и любви к нему. Кажется, я действительно верил в него, а он в меня – нет.

К чему я это всё говорю?
Меня недавно осенило…
Внимание! Святотатства!
Бог – это человеческие страхи. Бог – это оправдание невежества. Бог прекрасен!

Что бы люди делали в старые времена без Бога? Что бы они делали сейчас без него?
Во имя его людей заточали в темницы, мучили, сжигали и всячески терзали. Его именем прикрывалась инквизиция! Его именем прикрываются в наше время для решения экономико-политических проблем… - так называемое «уничтожение неверных». Так было всегда и будет ещё долго. Да прибудет с нами Бог!
До тех пор пока вы не встретите в этом произведении…
Нет. Столько я не проживу ни при каких обстоятельствах. Так что, не встретите.

С другой стороны, это всё вопросы религии. Это всё вопросы оболочки и «формальности». Это с верой, с истинной верой, не имеет ничего общего. Человек, который переехал на своём крутейшем автомобиле ребёнка, не может считаться «религиозным лидером» и говорить о «равенстве перед Богом», «спасении души» и «Рае». Просто не имеет право на это! Также, как и человек, который вырезал пол города и покрасил воды городской реки в красный цвет, не может быть святым, сколько бы он ни молился и ни старался. Это всё религия. Верой здесь мало пахнет.
Религия – это модель поведения людей. Религия – это руководство к действиям для тех, кто не знает, как быть.
Истинная вера..? Истинная вера индивидуальна. Из неё не сделаешь религии, но по некоторым аспектам она может находить отражение в религии.

Вы спросите, при чём здесь «страхи»? Страхи – это оправдание нашего незнания, защитная реакция перед неизведанным. Также как и Богом, религией ими прикрываются те, кто не знает, как быть и те, кто не знает, как себя вести. Страхи диктуют людям то, как надо поступать. Страхи прекрасны!

Я, например, слепо верю в «Шуриков-муриков». Я верю, что они, и только они, толкают нас на свершение тех или иных поступков. Именно они заставляют меня сейчас писать всё это. А что бы Вы ещё писали, если б Вам приставили дуло револьвера к виску и диктовали?!
Но религии из этого не сделать, так как достают они только меня. Религия появляется там, где «Шурики-мурики» достают многих людей и там, где с этим людям надо что-то делать.

Фух! Отпустили. Как бы мне хотелось в них не верить! Как бы мне хотелось, чтобы они не возвращались и вообще не существовали, так же, как и все эти проблемы и люди вокруг..!
Однако я смогу себя пересилить и заставить их исчезнуть! Я знаю даже, когда это произойдёт…
Когда вы встретите в этом произведении «Если все рванут, то останутся только те, кто не в состоянии поднять голову! Те, кто не в состоянии быть сильным для того, чтобы осознать, что они ничто».

Они возвращаются…

Однако жить с верой значительно легче, так как есть тот, на кого можно всё свалить.
 
 
Габриель Лоуренс Леопольд Дьюпруа XIV
Я умер вчера. Да, да. Именно вчера, как бы это парадоксально не звучало.
Вы спросите: как же это возможно, чтобы человек умер вчера, а не сегодня?
Увы, сам я не могу найти ответ на этот вопрос. Сколько жил, но никогда не думал, что могу умереть вчера. По-видимому, так распорядилась матушка природа.
Вы спросите меня: как это было?
Я отвечу...Свернуть )
 
 
 
Габриель Лоуренс Леопольд Дьюпруа XIV
Габриель снова с вами! Не прошло и пол года!
О чём я сегодня буду думать?..
О жизни, как всегда!
Обыденная жизнь… на столько скучна и однообразна!.. Настолько одинакова и одинока… Что её в какой-то момент нестерпимо хочется изменить. Ты решаешься сделать какой-нибудь шаг, выбираешь направление, иногда пытаешься просчитать наилучший путь. Ты приходишь к тому, что данный поворот, данное направление оптимальны. И вот время к этому шагу, броску, перебежке, подходит… Медленно верно. Минута за минутой. И чем ближе сам шаг, тем явственней ты осознаёшь, что тебя бросает в какую-то пустоту. Тем больше ты понимаешь, как же хорошо было тебе, когда ты сидел и скучал. А дальше? Дальше стиснув зубы, сдерживая слёзы, ты идёшь. И стискивать будешь до тех пор, пока не придёшь к чему-нибудь и там не осядешь.
А дальше?
А дальше, спустя какое-то время, ты опять начинаешь скучать и искать альтернативы, высчитывать оптимальный вариант… Только не дойти бы до точки, которая называется в теории игр «седловой», в которой ты понимаешь, что лучше быть уже не может… Что остаётся только ждать.
Впрочем, иногда такая седловая точка становится точкой счастья…
Сейчас я только никакую точку не вижу.

Лара уехала. Вот так вот сидела, сидела… считала, считала… А потом схватила свои вещи, побросала в чемоданы и сорвалась с места со словами «Ты слишком сух и стар для меня». Вот так вот:

- Ты куда?
- От тебя!
- Почему?
- Ты слишком сух и стар для меня!

Да уж…
Ну, конечно, она сказала, что вернётся ко мне… когда я научусь меняться, когда я смогу изменить себя… научусь управлять временем,.. смогу сделаться более молодым и… как это… более мокрым? Нет. Менее сухим!
Вот так вот:

- А ты вернёшься?
- Конечно!
- И когда?
- Когда ты станешь моложе и менее сухим.

Да уж…
Но вы не волнуйтесь! Я стану! Обязательно! Я даже знаю когда… совсем скоро! Когда в этом произведении появится что-нибудь типа «Я разучился быть старым, немощным, сухим и зажатым. Я живу уже не просто ради своей смерти, а ради совершенства этого мира. Я надеюсь, что моё существование, мои записи, моя смерть изменят сознание многих».
Это не считается.

А пока…
Пока я продолжу быть старым, усталым, немощным, сухим и никчёмным. Продолжу сидеть и искать свою седловую точку, ожидая пришествия смерти. Ещё слишком рано что-то менять в своей жизни. Ещё слишком много надо сделать и написать… Ещё слишком много времени, для того, чтобы лепить горячку, бегать по квартире и кричать от отчаяния, заламывая руки.
 
 
Габриель Лоуренс Леопольд Дьюпруа XIV
Недавно в нашем городе произошёл очень интересный случай.
В центре нашего славного городка есть парк. Нельзя сказать, что он ну очень уж большой, но достаточно густой, в смысле деревьев. Да и в смысле травы тоже. Площадь парка около двадцати пяти километров в квадрате. Хорош он тем, что через него протекают ручьи и, зайдя в него, человек забывает о том, что он всё ещё находится в цивилизации. Жители берегут парк, холят и лелеют его. Парк называется «Парк тринадцати сосен». Потому что в нём есть не меньше тринадцати сосен, надо полагать…
Даруэл Лингстэйн жил в другой части города, и в парке никогда не бывал, так как побаивался его по неизвестной никому причине. В одна тысяча девятьсот… в общем, не помню, но года три-четыре назад, он бесследно пропал. Искали его везде, где только можно было почти, что всем городом. В морге его не нашли. У шерифа тоже. И в баре… В общем, так и не нашли…
И что бы вы подумали?.. Что вы думаете? Как вы думаете, где он оказался, столько лет спустя?!
Вот, пожалуйста, вчерашняя газета «Санта-Калинского репортёра»:
«Даруэл Лингстэйн, без следа пропавший несколько лет назад, которого ещё искал весь город, и которого в своё время не оказалось ни в морге, ни у шерифа, ни в баре, недавно был найден миссис Алурсберг, гулявшей по парку. Выяснилось, что бедный Даруэл будучи в состоянии аффекта пошёл погулять в наш «Парк тринадцати сосен», где и заблудился. Всё это время он не мог найти дороги назад, питался кореньями и насекомыми, пил дождевую воду и пел песни Джимми Хендрикса. За время пребывания в парке, он многое успел переосмыслить и обдумать. На вопрос нашего корреспондента «Что же ты будешь делать дальше?», он ответил, что решил создать компанию по уничтожению комаров…»
Вот так!
Сейчас я сам подумываю о том, чтобы заблудиться в лесу… Многое надо обдумать, и решить, что же делать дальше в этой жизни…

Знаете, мне почему-то иногда кажется, что я не Габриель Лоуренс Леопольд Дьюпруа XIV, который сидит сейчас за дубовым столом и царапает на бумаге самописным пером корявые буковки, а Иван Светуньков, который слишком много сидит за компьютером и портит своё зрение, страдая от разлуки с любимой. Реже мне кажется, что я и есть эти самые Гарри Нибалс, Лара, ещё несколько десятков людей, которые пока скромничают и не хотят писать в этом дневнике, да ещё и Лиза в придачу.

Недавно я решил, что мне срочно нужно придумать свой собственный алфавит. Возможно, и язык тоже. Просто уже последние месяца четыре меня преследует идея написать «двухстороннюю» книгу: то есть книгу, прочтя которую с начала до конца можно было бы продолжать читать с конца в начало, перевернув вверх тормашками,… то есть, буквы читались бы как сверху, так и снизу. Увы, ни один из существующих на данный момент языков не в состоянии удовлетворить моим нуждам. Думаю, что такой язык нужен многим… Надо срочно что-то предпринять, а то человечество так и канет в лета без нормального языка…
Да и вообще, надо бы свою страну, культуру и политическую систему создать, а то слишком много нареканий на существующие.

Надо только определиться с направлением движения. Надо бы произвести самоидентификацию… Решить и понять уже, наконец, что же я такое… Пора бы, пора бы, в свои то 75…

Решено! Завтра же ухожу в «Парк розовых грёз»…
 
 
Габриель Лоуренс Леопольд Дьюпруа XIV
Слава богу, Габриель (как я его раньше называла «Моё чудо») очень отходчивый… Он не слишком много скандалил и ругался (не больше двух часов), но, в конце концов, сказал мне то, что, если честно, не понравилось…
Он заявил, что, если я ещё раз пролью кофе на клавиатуру или сделаю что-нибудь в этом роде, он может решить, что я плохо разбираюсь в компьютерах, а потом, когда у него в какой-нибудь момент жизни спросят: «И чего ты в ней нашёл», он не сможет ничего конкретного ответить и начнёт задумываться о том, «И действительно, что?». А далее он найдёт другую, которая разбирается в компьютерах, а меня просто бросит…

Очень тяжело и страшно, когда человек, которого ты любишь, говорит тебе, что бросит тебя, если ты сделаешь то, что ему не нравится. Сразу же возникает тысяча вопросов и восклицаний… Сразу же приходят сомнения о чувствах этого человека. Точнее, все сомнения отпадают. О чём говорить?! Не о чем! Приходит мысль о том, что никакой разницы от того, сделаешь ты это или нет, на самом деле не существует. Даже если я возьму ведро воды и вылью его на работающий компьютер, или и вовсе не буду садиться за компьютер в будущем, это проявится.., рано ли поздно. В любом случае. Нравится или не нравится, сделаешь или нет…, чувства не изменятся, и в какой-то момент жизни ты поймёшь, что всё прошло зря, что ему всё равно. Что ему всегда было всё равно, как ты не старалась, как ты не любила…

Жутко становится.

Думаю, что его надо бросать. Брошу-брошу. Только не сейчас. Но я уже знаю, когда… Когда в этом произведении появятся предложения «Я уже никогда не буду тем, что я было до того. Всё изменилось».
Эти не считаются.

Впрочем, может быть, это часть его какого-то гениального плана, который я не могу понять и принять?! Стало быть, я ещё слишком слабо развита для его гигантского интеллекта…

Не знаю, прочитает ли он это когда-нибудь или нет. Не знаю, поймёт ли, что я именно о нём говорю, а не использую какие-нибудь аллегории. Не знаю, воспримет ли. Не знаю, сделает ли какие-нибудь шаги (скорее всего, нет. Обычно все шаги делаю я). Ничего не знаю. Наверно, я – дура.

Наверно…
 
 
Габриель Лоуренс Леопольд Дьюпруа XIV
Сегодня разговаривала с Гарри. Вспыльчивый тип, надо сказать. Бесится, когда говоришь ему, что он умный. Считает себя идиотом. Возможно, это случилось после того, как Габриель задумался о том, является ли идиот идеальным человеком. Кажется, что-то в голове Гарри защёлкнуло, и теперь он утверждает, что люди – животные, все животные – глупы, а стало быть, и люди изначально были сделаны глупыми… Поэтому любой человек должен стремиться стать идиотом. Забавный он, этот Гарри.
- Боже мой, и кому ж ты такой достанешься?! – спросила я его сегодня…
- Как это, «кому»? Никому! Я – государственная собственность и приватизации не подлежу.
Ну, не чудо ли?!
- С чего это ты взял, что государственная?!
- Как это «с чего»? С того, что рождён я был в нём, и платит оно деньги мне за умственную отсталость… Холит и лелеет, заботится, так сказать…
- Но ты ж говорил, что все должны стремиться стать «идиотами», а у идиотов не может быть государства!..
Он иногда настолько непоследователен…
- Быть-то не должно, но то, что есть – хорошо. Пусть. Не надо пока трогать.
- Но в итоге оно должно быть или нет?
- В итоге, все должны стать идиотами, и все государства перестанут существовать, а человечество будет жить как одно целое…
- Стадо идиотов?!
- Конечно! Именно тогда сбудутся мечты миллионов о том, чтобы все жили в счастье и радости.
Он меня своей простотой и непосредственностью просто шокирует!
- Ты считаешь, что люди согласятся с твоей идеей и примкнут к тебе просто так!??
- Конечно! Даже идиоту ясно, на сколько эта идея великолепна и проста в осуществлении!
- Ага… Ты просто гений!
- Перестань!

В прошлом году у Гарри была идея о том, как объединить людей через войну – заставить всех воевать с Марсом или, например, с Меркурием, для того, чтобы в своём устремлении уничтожить вражескую планету, люди перестали воевать друг с другом и стали бы помогать и поддерживать себе подобных.

Два года назад он считал, что люди становятся злыми, пообщавшись с другими злыми людьми, и что прекратить эпидемию зла можно лишь, уничтожив всех злых людей. Тут была неувязочка, которую сам он не мог решить: зло слишком субъективно для того, чтобы его оценивать, одновременно с этим, человек, уничтожающий зло, сам становится злым… В общем как ни крути, а всё равно зло неискоренимо.

Теперь он вообще считает, что зла не существует…

- Я категорически заявляю, что зла не существует!
Обычно я на это отвечаю:
- А как же я?!
А он:
- А ты – абсолютное зло (то есть по модулю), а стало быть, не являешься злом вообще.

В общем, с логикой у него серьёзные проблемы.

Кстати, для тех, кто не в курсе, меня зовут Лара. Я живу с Габриелем. Сплю с ним в одной кровати. Готовлю ему завтрак и всячески ухаживаю. Он очень милый…
Я брюнетка. Волосы до пояса. Глаза карие. Носик острый. Губки слегка пухловаты. Рост – метр семьдесят три. Возраст – 21. В следующем году будет 22, а после того года – 23. Увлекаюсь творчеством Босха, Ван Гога, Гегеля, Маркеса, Берлиоза и прочих.
Очень люблю сладкий шоколад и фильмы Акира Курасава.
На данный момент не имею ни малейшего представления о том, кем стану в будущем, и чем хотела бы заниматься…
Габриель говорит, что он тоже пока не знает, но моё воображение само мне подскажет что к чему… Совсем скоро. А именно, когда в этом произведении появится фраза «даже моё больное воображение не умеет рисовать такие жуткие картины».
Эта не считается.

Габриель очень трепетно относится к своему компьютеру… Не любит, когда другие им пользуются, так как считает, что все обращаются с ним слишком небрежно. По-моему, он утрирует.

Ой! Я пролила кофе на клавиатуру… Ой-ой-ой…
 
 
Габриель Лоуренс Леопольд Дьюпруа XIV
Вы себе представить не можете, какое наслаждение доставляет процесс написания произведения, когда ты ни о чём не задумываешься. Когда у тебя есть какое-то меняющееся направление, и ты просто плывёшь… Ты обсасываешь его, это состояние. Тебе не надо представлять, как выглядит герой или, куда он пойдёт… Ты просто пишешь то, что хочешь.
Есть только один нюанс (а где их нет?): какое наслаждение от прочтения будет получать человек, который это всё не писал?
Сложный вопрос.
Возможно, совершенно никакого…
Но в данный момент для меня это имеет точно такое же значение, как и головная боль, вызванная менструацией у троюродной сестры друга китайского студента Сяо.
Может и меньше…
По крайней мере, в данный момент я ещё не научился чувствовать других людей и слушать разговоры мира.
Пока.
Но обязательно научусь.
Я даже знаю, когда… Когда Вы встретите в этом произведении фразу «И чёрт меня дёрнул за язык сказать, что мне нет до неё никакого дела».
Эта не считается.

Только что позвонил мой друг… Назовём его «Е»… Так вот, звонил мой друг Е, который проработал в Китае два года и обрёл там множество друзей и знакомых… Он сказал, что только что общался с одним из своих Китайских друзей, который жаловался на жизнь…
Китайского друга зовут Сяо…
У Е есть троюродная сестра…
А мнё всё равно до неё нет никакого дела.

Знаете, что?.. Последние несколько минут меня мучает одна мысль… Это, кстати, уже хорошо… Хорошо, что только одна.
Так вот, заключается она вот в чём. Говорят, что в человеке всё должно быть гармонично.
Что такое гармонично? Что-то типа одинаково во всех направлениях? Развитость во всех направлениях?
Внимание, мысль… Она же вопрос: считается ли идиот гармоничным? Ведь он может быть развит одинаково во всех направлениях – то есть никак.
Следующий вопрос: является ли идиот идеальным человеком с точки зрения гармоничности? К чему, в таком случае, стоит стремиться обыкновенному несовершенному человеку?..

Чувствуется, что пока я допишу это произведение, я окончательно свихнусь.
Вот это будет наслаждение… Я уже его предвкушаю…

Лиза мне только что сказала, что мне предвкушать нечего… Лиза – это моя подруга из галактики Театра-Саль-Муавр. Она живёт на планете, на которой одноклеточные существа поработили всех многоклеточных и нагло ими управляют. Она возглавляет лагерь повстанцев-шимпанзе.

Раз уж тут речь зашла о наслаждениях, позволю себе затронуть тему «эгоизма», как верха наслаждения. Давно хотел высказаться, а тут случай подходящий представился, поэтому вот вам… Высказываюсь:
Все, абсолютно любые, каждый… поступок, совершённый любым человеком в этом мире был совершён из эгоистических побуждений. Они же совершаются и будут совершены. Хотите сказать, что это не так? Приведите хоть один пример.
Пока вы думаете, я вам приведу: подарок, сделанный одним человеком другому. Казалось бы, что это, как раз таки тот случай, не связанный с эгоизмом (по крайней мере, в большинстве его форм)…
Ан, нет!
Если один человек дарит другому подарок просто так, от, так называемой, доброты душевной, чтоб сделать приятно, то он в первую очередь делает приятно себе – возможностью потешить себя тем, на сколько он добр…
Практически все остальные варианты очевидны: человек дарит подарок, для того, чтоб подарили и ему, когда придёт время, человек дарит подарок с целью завязать контакт и что-то получить в будущем… Вообще, никаких других вариантов стимулов не существует. Есть только один стимул делать что-либо – эгоизм.
Даже в религии. Взять, например, христианство… О ком молится человек? За кого? Для чего? Для того чтобы попасть в рай, а не в ад… Я, конечно, утрирую, но, в общем-то, так оно и есть…
Ну, разве это не наслаждение из чувства эгоизма написать книгу, а потом ещё и деньги за это получать?..

Я даже сказать «эгоизм – это плохо» не могу, так как мне приятно осознавать, что это я написал…

Я бы даже сказал: «эгоизм – двигатель прогресса».

Пойду-ка я приготовлю себе и всем своим домочадцам лангустов в собственном соку… У меня сейчас приступ жуткого эгоизма…